Крестьянин Волоколамского уезда Московской губернии Сергей Терентьевич Семёнов рассказывает о людях, которые, несмотря ни на какие невзгоды, не переставали стремиться к знанию во всём многообразии его форм.

«Один из них жил в Москве конторщиком на одной фабрике. Он родился и вырос в деревне, был кое-как обучен грамоте и отдан в Москву в мальчики к бакалейному торговцу. У него развилась любовь к чтению. Он по половине ночи просиживал у себя в уголке с огарком свечи за книжкой. Тратил на книжки последние копейки и жадно глотал, что попадалось в них. Он много прочитал, и этим развил себя настолько, что стал очень сознательно относиться ко всему окружающему, стал многим интересоваться. Он очень мечтал сесть на землю…

"Книжная лавочка" – Виктор Михайлович Васнецов, 1876 год.
"Книжная лавочка" – Виктор Михайлович Васнецов, 1876 год.

Другой – более пожилой. Он жил в Москве и многих других городах, многое перечитал, многое передумал. Этот приобрел себе землю, перебрался на нее и несколько

лет с увлечением ведет хозяйство.

Вот еще один мастеровой. Он учился только в сельской школе и не окончил ея, но его начитанность и сведения в разных областях довольно обширны, а между тем он рос и жил в самой обыденной обстановке, где господствовали «шпандырь», водка и картежная игра.

Вот парень сапожник, этот даже и в начальной школе не был, но любовь к книге сделала то, что он благоговеет перед всем светлым и разумным, увлекается героями Достоевского, особенно Алешей Карамазовым, читает философские книги…».

Воронежские землекопы. Типы России. Конец XIX века.
Воронежские землекопы. Типы России. Конец XIX века.

«…Был еще молодой человек, скромный, развитой, очень любивший литературу и сам даже писавший стихи. С ним мы скоро подружились; у него собрание книг было довольно богатое, и я чтением их стал пополнять свои досуги».

Перед нами далеко не самый распространенный образ русского крестьянина. Однако энтузиазм, связанный с образованием, подтверждается не только широким спектром читаемой литературы, но и общей растущей потребностью и заинтересованностью в чтении даже среди неграмотного населения. Энтузиазм просвещения воплощался в домашних чтениях вслух, на которые крестьяне собирались целенаправленно и шли к местному «грамотею», чтобы он им почитал. Скоро это трансформируется в массовые воскресные чтения с использованием «волшебного фонаря», то есть проектора, на котором будут показывать иллюстрации к читаемому материалу.

 "Дедова радость" – Сергей Александрович Лобовиков. Вятская губерния, конец XIX -- начало ХХ вв.
"Дедова радость" – Сергей Александрович Лобовиков. Вятская губерния, конец XIX -- начало ХХ вв.
Народные чтения с туманными картинами. Ж. «Всемирная иллюстрация». Гравюра, 1875 год.
Народные чтения с туманными картинами. Ж. «Всемирная иллюстрация». Гравюра, 1875 год.

Образование коснулось и крестьянок. Им было трудней получить даже самое минимальное образование, так как патриархальный деревенский уклад не признавал за женщиной права на образование, однако, как ни странно, девушек в сельских школах училось больше, чем мальчиков.

 "Девушка с книгой" – Филипп Андреевич Малявин, 1895 год.
"Девушка с книгой" – Филипп Андреевич Малявин, 1895 год.
Крестьянские дети. Усадьба Верховское Боровичского уезда. Нач. ХХ в. Фотография из фондов Боровичского филиала Новгородского музея-заповедника.
Крестьянские дети. Усадьба Верховское Боровичского уезда. Нач. ХХ в. Фотография из фондов Боровичского филиала Новгородского музея-заповедника.

«Есть интеллигентные фигуры из бабьей среды. Одну я очень хорошо знал. Она, поучившись в сельской школе, полюбила чтение. Любовь к чтению свела ее с такими людьми, которые доставили ей возможность прочитать много полезного. Прочитавши массу книг, она сама захотела учить других читать и стала готовиться на учительницу, выдержала экзамен и получила место».