Русский мужик против всех.

 

Лента бела, лента ала,
Лента бантом вяжется,
Мой милёнок партизанить
Завтра отправляется

Лозунги и политическая программа «зелёных» крестьянских армий

 

8 марта 1919 года, Самарская губерния.

«Мы, крестьяне Нижне-Санчелеевской волости, вынуждены были восставать не против Советской власти, но против коммунистических банд с грязным прошлым и настоящим, которые вместо истинных проповедей грабили и разоряли крестьянское население, ставили диктатуру и не входили в положение трудового крестьянства».

Воззвание Народной армии тамбовского крестьянства к мобилизованным красноармейцам, 1921.

«Раскалывая как горшки наши головы, ломая кости, коммунисты целых три года обещают построить новый мир, но теперь мы уже поняли, какой будет этот новый мир, он будет пустынен и мрачен, населять его будут не свободные и счастливые люди, а голодные, голые и безгласные рабы. <…> Смерть коммунистам, да здравствует общее вооруженное восстание трудового крестьянства и всех угнетенных против коммунистов-насильников!».

 

Воззвание командования повстанцев Голышмановского района Ишимского уезда к красноармейцам, 10 февраля 1921 года.

«Мы идём против тех коммунистов, которые выгребли у нас всё до последнего зерна и гноят его в амбарах, а если не хватало хлеба для выполнения наложенной на крестьян развёрстки, то конфисковывали всё имущество; против тех коммунистов, которые при непосильной шерстяной разверстке заставили нас стричь шубы и овец в зимнее время, отчего овцы гибли от мороза. От которых также хорошего ничего не слышали, кроме угроз и понудительных работ, а если крестьянин стал бы защищаться, то имущество его приказывали сжечь, не считаясь с целыми селениями. Да здравствует свобода».

«Мы, восставший народ, хорошо знаем, за что мы идём и чего мы добиваемся. У нас у всех одна мысль и одна цель — уничтожить врага-коммуниста».
«Мы, восставший народ, хорошо знаем, за что мы идём и чего мы добиваемся. У нас у всех одна мысль и одна цель — уничтожить врага-коммуниста».

Известия Ставропольского исполкома. Воззвание Ставропольской комендатуры к красноармейцам, 10 марта 1919 года.

«Мы восстали не против Советской власти, но восстали против диктатуры засилья коммунистов — тиранов и грабителей. Мы объявляем, что Советская власть останется на местах. Советы не уничтожаются, но в советах должны быть выборные от населения лица, известные народу данной местности».

Воспоминания участника антоновского восстания

«Мы все, восставшие крестьяне, идём на защиту крестьянского дела! Наш лозунг -- Учредительное собрание. Мы хотим покончить с уничтожением русского народа, прекратить кровавую междоусобицу».
«Мы все, восставшие крестьяне, идём на защиту крестьянского дела! Наш лозунг -- Учредительное собрание. Мы хотим покончить с уничтожением русского народа, прекратить кровавую междоусобицу».

« — …Самое главное — продолжал комиссар, — это освобождение международного пролетариата, водружение красного знамени во всём мире… Вот Россия и должна напрячь все силы, чтобы добиться мировой революции. Для всего этого нужен хлеб, крестьяне хлеб имеют, но под влиянием кулаков, приспешников капиталистов, эсеров и прочих белогвардейцев, хлеб государству не дают… В то время, когда пролетариат голодает, крестьяне из хлеба гонят самого…

— Из своего хлеба гоним, — послышалось в толпе…

— Вот это мои слова на практике, — продолжал комиссар, — кто это сказал, выйди вперёд…

Толпа не шелохнулась…

— Так вот, с каждого двора по три пуда, — грозно бросил комиссар в толпу… Приготовить подводы… Председатель, немедленно приготовь подводы…

Толпа молчала.

Фрагмент картины «Крестьянское восстание» — Меир Аксельрод, 1920-е.
Фрагмент картины «Крестьянское восстание» — Меир Аксельрод, 1920-е.

— Товарищ председатель, подойди ко мне…

Из толпы мужиков и баб вышел пожилой крестьянин. Он поднял глаза на комиссара и проговорил:

— Дело такое, товарищ комиссар, по нашему разумению, советская власть несправедливо поступает… Ну зачем нам к шуту международный пролетариат, нужно как-то успокоить Россию… Ты вот за хлебом приехал, мы понимаем, но что нам даёт советская власть взамен… У нас нет керосину, нет соли, нет гвоздей…

— Молчать, — заорал комиссар, — кулак, тебе нужен старый режим..!

«Нас спрашивают: за что мы воюем?… Ведь вы сами знаете, что у нас отобрали весь хлеб в первую разверстку. Но этого показалось им мало».
«Нас спрашивают: за что мы воюем?… Ведь вы сами знаете, что у нас отобрали весь хлеб в первую разверстку. Но этого показалось им мало».

— Неправильно, — закричали в толпе, какой там старый режим, сначала порядки наведите в России, а потом несите своё красное знамя…

— Кто там говорит такие слова, — закричал комиссар, — выходи, или всех перестреляю как собак.

— Не пугайте, товарищ, — выступила вперёд молодая крестьянка, — чего пугать.

— Тебе что, сволочь, не пугливая, так испугаешься, — завопил уже комиссар, вынимая маузер.

— Ты вот её испугай, — ответила крестьянка и подняла подол своей юбки…

Раздался выстрел, и крестьянка упала, убитая наповал.